Во мне не достаточно ни света, ни тьмы, и я тянусь к полумраку

Теперь я знаю ее имя: ее звали Эйприл, Эйприл Медрокс Холливел. Оно всплыло накануне в подсознании, полыхнуло огненными буквами в полусонном разуме. Молодая стройная шатенка с длинными волосами, она не показала мне своего лица — лишь хрупкий силуэт на мосту «Золотые ворота» в Сан-Франциско, но и этого оказалось достаточно, чтобы понять: она вовсе не такая, какой рисовало ее мое пытливое воспаленное воображение. Во-первых, старше — девушке вовсе не дашь пятнадцать, скорее, двадцать пять или даже тридцать лет, во-вторых... во-вторых просто ДРУГАЯ, и это невозможно объяснить словами.

Как оказалось, она вовсе не встрявала в битву между двумя более могущественными силами — она лишь приняла бой, который ей бросила судьба, и стояла на злополучном мосту уверенно, без малейшего страха, заглядывая в светящиеся красными углями глаза своего аппонента. О Высшие силы! Как же долго ждала она этого часа: часа, когда сможет отомстить ему за все свои детские страхи: за монстров, вылезавших ночами из-под кровати, казалось, отнюдь не в ее воображении, за воду в небольшой речужке, окрашивающуюся красным светом далеко не из-залучей заходящего солнца; за шепот и навязчивые идеи, преследующие ее точно призраки с самого детства; за зеркала, в которых она так боялась отразиться в моменты страданий или болезни — за все отомстить, разом! А еще припомнить этой твари из Преисподней то разделение их рода на две никогда не пересекающиеся линии, из-за чего год за годом, поколение за поколением, Сила по капле иссякала в их семье, не находя естественной подпитки. О Высшие силы! Как же она ждала!!!
Пасмурный мартовский день 1991 года. Небо и водная гладь уподобились друг другу, став похожими на старинные потускневшие зеркала, потерявшие способность отражать. 10 лет безуспешных скитаний по измерениям с помощью пиктограмм, закинаний и рун, наконец, дали свои плоды: они стоят сейчас друг напротив друга на этом мосту. Ведьма и демон — как и во все времена.
Она, стоя в одном пальто цвета слоновой кости, колготках и высоких красных лакированных сапогах на высокой шпильке, словно не замечала ударов косых дождевых струй по лицу и рукам — его же они не касались и вовсе. Так много хотелось ему рассказать и выговорить всю боль, что накопилась на душе, но она сдержалась: демоны не способны на чувсва и эмоции — чужие страдания им только потеха. Вместо слов она решительно вскинула руку, что-то горячо шепча, а фигура в темной мантии просто сделала шаг вперед.
Эйприл не поняла, что случилось: ничего не почувствовала, даже падения. Ей показалось, она просто взглянула в очередное зеркало, которых так боялась.
«Не получилось... Ничего! Я буду жить дальше!» — подумала она, еще не зная, что где-то в мире забилось остановившееся сердечко, но, увы, не ее.

@музыка: нет

@настроение: Ни рыба, ни мясо

@темы: миниатюра, слабая, творчество