• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Творчество (список заголовков)
21:37 

Пришло за ужином. Миш, прости.

Во мне не достаточно ни света, ни тьмы, и я тянусь к полумраку

А знаешь, тебя не хватает… До боли, до зубного скрежета, до крика по ночам, который застревает в горле, потому что
кричать просто нельзя: домашних разбужу… Не хватает того ощущения, когда ночью стараешься не спать, а завернувшись в одеяло, смотришь на дверь: вдруг откроется, и ты войдешь. Знать, что этого никогда не случиться и все равно с упрямством смотреть, пока глаза не закроются сами собой. Не хватает того ощущения тревоги и одиночества, когда натягивая на плечо сбившееся одеяло, я представляла, что это делаешь ты и даже, казалось, ощущала если не поцелуй, но горячее дыхание около уха и боролась с желанием повернуть голову, потому что знала, что увижу только пустоту.


А знаешь, я очень скучаю. Ведь я тебя совсем не вижу. Перестала. Хотя что может быть проще? Включил запись мультика на компьютере, или фильм – и вот, ты со мной, ты рядом, как когда-то. Но знаешь, это уже не то… Что-то внутри меня сломалось, оборвалось. Выросла,
наверное, повзрослела… Не верится. Не хочу.


Смешно, но у меня – другой. Живой, реальный. Ему можно позвонить. Его голос можно услышать. Встретиться. Прикоснуться. Пусть
редко – иногда мне кажется, он столь же эфемерен, как и ты… но это не так. Самое интересное, наверное, он даже прочтет эти строки. Ревновать не будет – бесполезно. Знает, что люблю его. Он заставил, приучил, полюбил. Говорит комплименты, дарит подарки, меняется ради меня. Он даже девочек принял: тех, что я придумала для нас с тобой. Потому что знает: они вросли в меня еще глубже
любви. Их не выдрать с корнем, как тебя: умру, не вынесу новой боли.


А я… Мне стыдно перед ним. Стыдно за то, что у любимой куклы – ТВОЕ отчество. Случайно размытое водой слово на глянцевом листе – его легко исправить, но знаешь, рука не поднимается. Слезы по щекам. Да и у девочек в моем воображении – твои черты, как раньше. А вот отца уних уже нет: пропал, растворился. Это уже не ты, наверное, не ты, но еще и не он. Наверное.


А знаешь, я все больше реальная. Так надо. Так правильно. Но тебя не хватает до боли, до крика, до скрежета. И ты не сможешь попросить прощения.


@темы: Творчество

22:08 

Моя чужая смерть (миниатюра)

Во мне не достаточно ни света, ни тьмы, и я тянусь к полумраку

Теперь я знаю ее имя: ее звали Эйприл, Эйприл Медрокс Холливел. Оно всплыло накануне в подсознании, полыхнуло огненными буквами в полусонном разуме. Молодая стройная шатенка с длинными волосами, она не показала мне своего лица — лишь хрупкий силуэт на мосту «Золотые ворота» в Сан-Франциско, но и этого оказалось достаточно, чтобы понять: она вовсе не такая, какой рисовало ее мое пытливое воспаленное воображение. Во-первых, старше — девушке вовсе не дашь пятнадцать, скорее, двадцать пять или даже тридцать лет, во-вторых... во-вторых просто ДРУГАЯ, и это невозможно объяснить словами.

Как оказалось, она вовсе не встрявала в битву между двумя более могущественными силами — она лишь приняла бой, который ей бросила судьба, и стояла на злополучном мосту уверенно, без малейшего страха, заглядывая в светящиеся красными углями глаза своего аппонента. О Высшие силы! Как же долго ждала она этого часа: часа, когда сможет отомстить ему за все свои детские страхи: за монстров, вылезавших ночами из-под кровати, казалось, отнюдь не в ее воображении, за воду в небольшой речужке, окрашивающуюся красным светом далеко не из-залучей заходящего солнца; за шепот и навязчивые идеи, преследующие ее точно призраки с самого детства; за зеркала, в которых она так боялась отразиться в моменты страданий или болезни — за все отомстить, разом! А еще припомнить этой твари из Преисподней то разделение их рода на две никогда не пересекающиеся линии, из-за чего год за годом, поколение за поколением, Сила по капле иссякала в их семье, не находя естественной подпитки. О Высшие силы! Как же она ждала!!!
Пасмурный мартовский день 1991 года. Небо и водная гладь уподобились друг другу, став похожими на старинные потускневшие зеркала, потерявшие способность отражать. 10 лет безуспешных скитаний по измерениям с помощью пиктограмм, закинаний и рун, наконец, дали свои плоды: они стоят сейчас друг напротив друга на этом мосту. Ведьма и демон — как и во все времена.
Она, стоя в одном пальто цвета слоновой кости, колготках и высоких красных лакированных сапогах на высокой шпильке, словно не замечала ударов косых дождевых струй по лицу и рукам — его же они не касались и вовсе. Так много хотелось ему рассказать и выговорить всю боль, что накопилась на душе, но она сдержалась: демоны не способны на чувсва и эмоции — чужие страдания им только потеха. Вместо слов она решительно вскинула руку, что-то горячо шепча, а фигура в темной мантии просто сделала шаг вперед.
Эйприл не поняла, что случилось: ничего не почувствовала, даже падения. Ей показалось, она просто взглянула в очередное зеркало, которых так боялась.
«Не получилось... Ничего! Я буду жить дальше!» — подумала она, еще не зная, что где-то в мире забилось остановившееся сердечко, но, увы, не ее.

@музыка: нет

@настроение: Ни рыба, ни мясо

@темы: миниатюра, слабая, творчество

18:19 

"Alma gemea"-йское сумасшествие-2

Во мне не достаточно ни света, ни тьмы, и я тянусь к полумраку
Н-да... Ерунда порой затягивает серьезно... Это я о «Единственной». Изначально — небольшая POV-миниатюра, теперь глобальный фик, который не знаю, чем кончится. В любом случае —

читать дальше

@музыка: Uma vez mais

@настроение: А х его з

@темы: alma gemea, Творчество, фан-фики

14:32 

Alma gemea-йское сумасшествеи

Во мне не достаточно ни света, ни тьмы, и я тянусь к полумраку
Вот, вынашивала идейку с начала нового показа «Alma gemea» на российском телевидении. Что получится — не знаю, ибо пишу прямо в он-лайне.
ЕДИНСТВЕННАЯ

(От лица Кристины Сабойя)

НЕ ЮРИ

Еще не ночь, но уже вечер. Ужин окончен, распоряжения прислуге по поводу завтрашнего завтрака (да, нелепо как-то выходит) розданы, а значит, до утра меня никто не станет беспокоить и можно никого не опасаясь вести дневник... Ну, или заняться чем-то более интересным — время покажет... Возможно, сегодня меня снова навестит моя единственная.
Я прекрасно помню тот день, когда она впервые появилась в моей жизни, день, когда мне впервые за несколько лет стало так больно на душе, что это невозможно выразить словами.
Тогда Рафаэл, поймав меня у входа в мою комнату, сказал, что днем ранее напрасно дал мне надежду, подарив столь страстный поцелуй... Что это была блажь, попытка убежать, и что на самом деле он любит Серену. И не просто любит, а готов сделать ей предложение! Я, как всегда, улыбнулась, пожелала ему счастья и подождала пока он уйдет, чтобы он не увидел моих слез.
Рафаэл скрылся из виду, а я влетела в комнату, едва не выбив плечом дверь, зарыдала и бросилась к шкафу. Жостала чемодан, и стала бросать туда свои скромные пожитки. И ревела. Ревела, потому что сердце, которое, как казалось раньше, давно окаменело в ожидании невозможного, разрывалось от боли.
«Уехать! Убежать! Далеко!» — кричал изнеможденный разум.
«Я устала бороться...» — подняла белый флаг заложенная дьяволу душа.
Я уже велела своему водителю Ивану приготовить машину, так что еще бы чуть-чуть — и меня бы уже не было в городе. Но кто-то проболтался маме, и она тут же примчалась останавливать меня.
Я люблю свою мать: до некоторых пор она была единственным мне близким человеком, — но после того разговора, я поняла: ей не так уж и важно мое счастье — ей важно богатство, которое я могу получить, завоевав Рафаэла. Увы, не более того. Мы с ней долго разговаривали «по душам», но она не пыталась образумить меня, а просто шантажировала тем, что, если я уеду, всплывут драгоценности и моя причастность к убийству кузины. С фактами я спорить не могла, а потому пришлось согласиться остаться. Полностью удовлетворенная решением, мать ушла.
Я осталась одна с тяжелым камнем где-то внутри и продолжала рыдать, чтобы хоть так получить вожделенное облегчение. И тут я услышла позади себя вкрадчивый голос, что-то сказавший мне.
Посмотрев в ту сторону, откуда он доносился, я увидела ее. На вид — не более тринадцати, невысокий рост, пшеничного цвета волосы до плеч, карие глаза и странная одежда. Я помню, одета она была в зеленовато-серые брюки с розовым номером с левой стороны и, кажется, с оттенками розового водолазку. Такое у нас не носят. И еще, в руках у нее было нечто странное, какие-то железки.
«Откуда она здесь?!» — подумала я и хотела было уже позвать служанку, но потом поняла, что не хочу, чтобы кто0либо видел меня в подобном состоянии и потом распускал по городу всевозможные слухи.
По лицу продолжали течь слезы, оставляя за собой серые дорожки от растекшейся туши. Она подошла, опираясь на два железных крюка, оканчивающихся платвормой с четырьмя ответвлениями, едва отрывая ноги от пола, и повторила еще более тихо те же слова, что и в первый раз. Ничего не поняв, я продолжала сидеть неподвижно, точно не замечая ее.
Видимо, именно тогда она поняла, что я не понимаю ее слов. Уже молча она взялась одной рукой за спинку кровати, прикоснувшись ладонью второй руки к моей правой щеки.
- Все хорошо, — тихо сказала она, стерев мою слезу, — Нет...
В начале я едва могла разобрать, что она говорит: как оказалось, моя новая знакомая почти не владела португальским, зная только несколько фраз, и то больше по написанию, поэтому сильно коверкала слова. Из ее сбивчивых обяснений я поняла, что ее имя — Элензинья; что ей, как ни странно, скоро исполнится девятнадцать, что живет она в Москве и на протяжении вот уже двух лет старается учить португальский, но больших успехов в этом не добилась. Говорила еще что-то про книгу, родственную душу, каком-то мальчишке по имени Тере и про будущее. Значение этих слов я смогла понять несколько позже, когда Солнце, как я привыкла ее называть, с моей помощью научилась более или менее внятно формулировать свои мысли.

ПРОДА

@музыка: alma gemea

@настроение: Нормик

@темы: alma gemea, Творчество, фан-фики

18:57 

Мое первое юри

Во мне не достаточно ни света, ни тьмы, и я тянусь к полумраку
Я ЛЮБИЛА ЕЕ

(По мотивам сериала «Alma gemea\Голос сердца» - от лица Кристины Сабойя)

Предупреждение: в суд не подавать!
Пейринг: Кристина\Луна

Ночь. Тишина. Весь дом спит. Весь. Но не я. Сегодня в нашей семье день траура. Прошло 20 лет, ровно 20 лет с тех пор, как умерла Луна. Ровно 20 долгих мучительных лет с того дня, за который я не могу простить ни себя, ни ее, ни Гуто.
А сегодня в этот траурный день муки совести сильны еще больше, чем обычно. Да, у меня есть совесть, поэтому я решила все написать в этом дневнике.
Это началось еще давно, в детстве. Мне было пятнадцать, Луне едва исполнилось двенадцать. В тот день они с тетей Агнес приехали на день рождения бабушки. В тот день я впервые посмотрела на кузину и почувствовала что-то... что-то иное. Не зависть, не обиду, не презрение - ничего из того, что мама и бабушка волей-неволей заставляли меня чувствовать к ней. В этот день я впервые поняла, как она прекрасна.
- У тебя красивое платье, Луна, - только и смогла вымолвить я.
С тех пор образ кузины не покидал моей головы. Наши родители считали нас хорошими, благовоспитанными девочками и поэтому без опаски оставляли наедине, не боясь, что мы будем вести разговоры о мальчиках или других непристойных вещах. И мы с ней действительно просто разговаривали. Луна рассказывала о Сан-Пауло, о любимой балетной школе Луны, которую она посещала, о игре на рояле. А я слушала, и не могла оторваться от ее лучистого взгляда, улыбки. Я понимала, что начинаю сходить с ума.
Вскоре Луна, моя дорогая Луна, уехала и встретились мы уже через три года. На этот раз в Сан-Пауло, куда Луна пригласила нас на свой день рождения. Покончив с формальностями, родители оставили нас наедине.
Я сидела напротив нее на кровати, мы держались за руки и я не сводила с нее восторженных глаз.
- Что? - кузина улыбнулась, посмотрев на меня, слегка склонила голову на бок.
- Все-таки ты красивая, Луна... - ответила я.
- Я? Кристина, перестань! - девушка смутилась. - Мне кажется, ты всегда была красивей меня, что бы там ни говорили мама с бабушкой.
Ее голос звучал, как звучит колокольчик в рождественскую ночь. Я выросла, я не могла больше держать себя в руках. Придвинулась ближе, сдерживая порывистое дыхание.
- Кристина, ты нездорова? - обеспокоилась Луна, должно быть, заметив жгучий румянец, выступивший у меня на щеках.
- Да... Нездорова, - повторила я шепотом, придвинувшись к Луне так близко, что слышен был стук ее сердца. - Я больна... уже три года... Больна тобой.
Дальше все было, как в тумане, но сейчас я уже могу с точностью воспроизвести картину.
Я не сдержалась. Пара сантиметров отделяла наши лица друг от друга. Порыв - как огнем обожгло все внутри. Поцелуй. Это был поцелуй.
- Кристина! Что ты делаешь?!! - Луна в ужасе вскочила с кровати и отпрянула в противоположный угол комнаты. - Я закричу! Ма...
- Тише! - Я вскочила вслед за кузиной и, не помня как, в миг преодалела отделяющее нас друг от друга растояние и схватила ее за руку.
До сих пор не могу забыть ее карих, без того больших, но увеличившихся от страха еще больше, глаз. Я дернула ее за руку, привлекая тем самым к себе, и прижала так крепко, что сама испугалась: не переломлю ли я ей позвоночник.
- Тише, - произнесла я уже шепотом и на ухо, всем телом ощущая дрожь ее тела под тонким платьем.
Мгновение - и еще один поцелуй. Уже не мимолетное прикосновение, настоящий. Я гладила ее волосы; целовала губы так, словно ела спелый, божественно вкусный и нежный плод, при этом медленно, шаг за шагом отступая назад, к кровати.
Кузина была напугана, потому - податлива и послушна. Я резко, точно в танце, повернула ее так, что когда мы упали на постель, она лежала на спине, подо мной. Одежда начала мешать. Одной рукой я растегнула воротник на своем платье: он стал меня душить, другой - медленно поднимала подол ее платья.
Остатки разума твердили, что это противоестественно, что девушка не может... с девушкой и что если сейчас в комнату войдет бабушка, тетя Агнес или еще кто-то, мне не поздоровится... Нам не поздоровится. Но сердце говорило другое. И я продолжала целовать Луну: ее подбородок, шею, зону декольте, грудь, вздымающуюся под тонким платьем.
Кузина не знала, что делать. По ее глазам я видела: она не может даже закричать. Она просто вцепилась своими тонкими, привычными к игре на рояле,пальцами мне в спину. Я даже сквозь одежду чувствовала ее ногти. Тем временем моя правая рука достигла жерла вожделенного вулкана, и два пальца медленно вошли в мягкий, по ощущению близкий к поверхности шелка, канал. Затем, прорывая плеву, до самой матки.
Меня обуял жар, как будто я легла в ванну с кипятком. Мне было хорошо. Хотелось засмеятся.
Но Луна не выдержала боли, стиснув зубы, выгнулась подо мной. Вскрикнула.
Мне было хорошо, очень хорошо, сердце стучало с бешеной скоростью. Я заткнула ей рот очередным поцелуем. Судорожно оглянулась на дверь.
- КРИСТИНА!!! - тут дверь отворилась, и в нее вошел сеньор Фагундо, отчим Луны.
Застав меня в недвусмысленой позе над распластанной на кровати Луной, он стал снимать ремень, чтобы отходить меня и этим спугнуть.
Я тут же отпрянула от почти потерявшей сознание кузины, пряча обагренные ее кровью пальцы.
Неожиданно Луна подняла визг, на который сбежался весь дом.
Ворвавшиеся в комнату мама, тетя Агнес и бабушка тогда подумали, что это ОН надругался над Луной, а та была так напугана, что после, в полиции, подтвердила эту версию в суде.
После этого случая, я увидела Луну лишь в начале 1927. Они с тетей Агнес, после смерти отчима Луны, окончательно переехали в Розейрал. Тогда, на празднике Роз меня выбрали королевой. А король этого вечера, самый богатый человек города, Рафаэл выбрал не меня, а ЕЕ.
Все думали, я хочу замуж за Рафаэла, на самом деле, я просто любила ЕЕ

@музыка: Нет

@настроение: В шоке

@темы: Творчество, фанфики, юри

22:29 

Отрывок фантазии

Во мне не достаточно ни света, ни тьмы, и я тянусь к полумраку
Раннее зммнее утро. Она стояла у большого окна в гостиничном номере. Вся такая красивая, высокая, в белом пушистом махровом халате. Стояла и смотрела в окно, в заснеженную белую даль. Нет, нигде больше, пожалуй,нет такого снега как здесь. Хотя, она крайне редко бывает в этой далекой и немного дикой стране: России.
Как странно... В первый раз она попала сюда трехлетнем ребенком, и не сказать, что это воспоминание оставило в душе глубокий след. Просто поездка. Рабочая поездка матери. Да и сейчас она не видела ничего особенного, кроме снега. Крупные белые легкие, как перья,снежинки кружились в воздухе и медленно падали на землю, и это было особенно. Это было красиво. Снег.
Она стояла у окна, такая нежная и утонченная, со слегка затуманенным взглядом. Она смотрела на снег и все думала... думала. Мысли пролетали и падали в бесконечность, как этот снег. Сильные мужские руки легли сзади на плечи, она почувствовала горячее дыхание где-то совсем рядом с шеей, но даже не шелохнулась.
Кто она? Кто он? Что они делают здесь, в номере небольшого, но уютного московского отеля вдвоем? И кому из них это надо? — все эти вопросы крутились в ее прехорошенькой головке, но оставались без ответа. Так же, как и тысячи сотен других им подобных, которые только мог породить ее разум.
— Что с тобой? — приятный мужской голос, похожий одновременно на дуновение ветра и звон клинка, нарушил тишину, царящую в комнате. — Почему ты молчишь?
— А разве я должна говорить? — почти неслышно отозвалась она.
— И все же, почему?
Она развернулась к нему лицом, и взгляд ее изумрудно-зеленых глаз встретился с бархатом его темно-карих. Ее лицо было серьезным и грустным.
— В словах нет правды, — уверенно ответила она. — Только глаза не могут лгать.
Произнеся это, она едва сдержалась от того, чтобы то ли не расплакаться, то ли не улыбнуться.
«Да, глаза не могут лгать, — повторила она мысленно, — но ты ведь все равно не веришь...»
— Ты что-то скрываешь?
— Да нет, ничего.
— Ты жалеешь?
— Ничуть.
— Ты боишься?
— Немного.
— Неужели меня?
— Нет. Себя.
— Почему?
— Теперь я не смогу остановиться.
Освободившись от объятий, она развернулась и пошла прочь, стараясь не глядеть на него. Ее зеленые глаза, и каштановые волосы с легкой рыжиной, и запах духов — весь ее облик еще долго витал в номере, где сидел высокий, темноволосый, кареглазый и совсем еще молодой парень — ее первая жертва. Первая, но не последняя. И он повторял одно: магическое имя «Жюстина»

@музыка: Нету

@настроение: Лирическое

@темы: будущее, внезапное, творчество, фан - фики

21:05 

Сон и стих

Во мне не достаточно ни света, ни тьмы, и я тянусь к полумраку
Да, ребята-девчата! Дала я сегодня конкретно! Кажется, ничего удивительного: просто написала стих - Саундтрек к «2вж», прозвучавший в последнем сне. Ну так фишка в том, что я встала в 04:44 и стала записывать его в мэску.... Вот, собственно, он.
МЕЧТА

Жизнь не всегда остается раем,
Да и детство не безмятежно.
Я живу - я иду по краю,
Сохраняя в душе надежду.

Я плюю в этот мир жестокий,
Разрываю быль на кусочки
Судьбы своей сама пишу строки,
Расставляя над «и» точки.

И мечта воспарит как птица
В небесах!
И надежда возродится
В моих глазах.
Босиком я иду несмело
По судьбы камням,
Будет все, так как я хотела,
Верьте вы в меня!

Я рискую - иду по краю,
Попирая стереотипы.
Хоть ребенок - от страсти сгораю.
Только все обвинения - липа.

Разрываю мировое сознание,
Я не знаю любви порогов.
Вы на то не обращайте внимание,
А, обратив, не судите строго.

И мечта воспарит как птица
В небесах!
И надежда возродится
В моих глазах.
Босиком я иду несмело
По судьбы камням,
Будет все, так как я хотела,
Верьте вы в меня!

Жизнь не всегда остается раем,
И не все в этой жизни просто,
Но вы не бойтесь идти по краю,
И ответы искать на вопросы.

Несмотря на жестокость мира,
Вы не бойтесь владеть судьбою.
Не опасайтесь в мышеловке сыра,
Просто будьтен самим собою.

И мечта воспарит как птица
В небесах!
И надежда загорится
В пустых глазах.
Вы не бойтесь идти как можно
По судьбы камням.
Это вовсе не так уж сложно.
Надо верить в себя!

И мечта воспарит как птица
В небесах!
И надежда возродится
В моих глазах.
Босиком я иду несмело
По судьбы камням,
Будет все, так как я хотела,
Верьте вы в меня!

@музыка: Сильная женщина

@настроение: Нормальное

@темы: 2вж, Творчество, жизнь, стихи

14:36 

Попытка написать стих

Во мне не достаточно ни света, ни тьмы, и я тянусь к полумраку
РАЗМЫШЛЕНИЕ

Ты королева иль никто,
Ты не довольствуешься малым
И смотришь путником усталым
Сквозь замутненное стекло.

Ты ненавидишь или любишь -
Тебе другого не дано.
Ты выбираешь лишь одно,
И ради цели себя губишь.

Твой взгляд по улице скользит,
Ты не загадываешь планы,
И ты зализываешь раны -
Следы ударов и обид.

Ты королева или раб,
Тебе постыла середина,
И ежечасная рутина,
И сплетни старых дев и баб.

Готова ты разбить стекло,
А вместе с тем — стереотипы.
Мечты твои давно разбиты.
И лето возраста прошло.

Но ты по-прежнему НИКТО,
Никто во всем его значеньи
Для всех всех ты остаешься тенью —
Твой мир — вселенское НИЧТО.

Ты выбираешь жизнь иль смерть:
Свою, чужую — все одно.
Ты — героиня из кино.
И оды нам тебе петь.

@музыка: Нет

@настроение: Не подлежит идетификациии

@темы: Творчество

21:16 

Счастье всей жизни =)))

Во мне не достаточно ни света, ни тьмы, и я тянусь к полумраку
На заголовок внимание не обращайте: уже завтра он, наверняка, потеряет актуальность, но тем не менее сейчас так оно и есть. В чем дело? Просто Маринка вчера вечером, даже ночью, разразилась рецой на «2вж» и это пробудило мою музу. Наврядли закончу главу до завтра: через несколько часов спать, поэтому, Ши, извини! :walkman::attr:

@музыка: Юта - на краю

@настроение: Вполне

@темы: Творчество, продвижение

14:11 

(Излитие вдохновения-2)

Во мне не достаточно ни света, ни тьмы, и я тянусь к полумраку
ЗАЧЕМ ТЕБЕ ОН?

Фантазия на тему «Alma gemea» с примесью «Икс-мен»

Ночь безраздельно царила в доме. Все спали. Все, кроме нее. Она лежала одна на просторной двуспальной кровати, одетая в пунцово-алую шелковую ночную сорочку. Шикарные светлые волосы были разбросаны на груди и подушке, спутавшись в полном бесорядке. Два ручейка слез, прозрачных как хрусталь, медленно стекали по щекам, а в руке она сжимала и крошила бутон красной розы.
Она — Кристина Сабойа — роскошная сексуальная женщина лет сорока пяти. Бог (или кто-то еще) наделил ее во истину королевской внешностью и острым умом, но не дал ей любви: как близких, так и избранного ею мужчины. Нет, поклонников у нее были толпы, и каждый из них готов был пасть к ее ногам по первому же повелению. Особенно преданными ей были двое, но ночи в их объятиях были для Кристины лишь временным утешением, а безграничная их любовь - лишь способ достижения главной цели любой ценой.
Он - Рафаэл - ботаник и выращивает розы. Он некий поэт внутри, и верит в родство душ и предопределенность любви. И он давно уже нашел ту свою единственную, и это была не Кристина. Встретив любовь всей своей жизни, тот перестал замечать светлокудрую красавицу, для которой он стал всем. Она для него перестала существовать. Вскоре другая погибла, но и тут у Кристины не появилось шанса: избранник ушел в себя. А теперь... теперь та вернулась в другом теле и вновь пленила душу и разум Рафаэла.

Кристина поняла, что и эту ночь она проведет без сна. Тихо встала и подошла к зеркалу. Из приоткрытого окна повеяло теплым ветром, и женщина увидела в отражении позади себя светловолосую хрупкую девушку; захотела закричать, но тут поняла, что не чувствует страха, и просто стояла, смотря через зеркальную гладь на таинственную гостью.
- Зачем тебе он? — прозвучал в тишине спокойный голос девушки, — Ты же знаешь: он никогда не будет твоим...
- Он мне нужен, — Кристина хотела сорваться, но голос ее звучал почему-то спокойно и глухо, — как ни один мужчина на Земле.
- Тогда поищи вне ее: есть и другие расы: белганийцы, Шиарцы, Комменорцы...
- Мне не нужен никто во Вселенной!
- Тогда поищи другую!— Голос гостьи стал грустно-задумчив. — Их существует сотни!
- Во всех этих Вселенных я не найду такого...
- Зачеи тебе он? Он никогда не будет твоим. Он любит другую, и этого нельзя изменить. Тебя нет для него, как нет и остальных. Он — однолюб. Нет! Он — ЭГОИСТ. Ему нужна лишь та, что идеальна. А ты другая. Нет. Ты не хуже и не лучше «Идеала». Ты просто другая. В душе твоей бушует пламя, а ему нужен безликий свет. Он — эгоист, он боится обжечься... А ты... Ты убиваешься о нем... Ты губишь себя... Ты заложила душу! Одумайся, Кристина!
- Он мне нужен!
- Ты можешь быть королевой, ты можешь править миром или открыть школу! Ты родилась не в той Вселенной! Дай шанс себе, Кристина! Зачем тебе он?
- Я буду королевой, я буду править миром, но это все не то! Мне нужен он, и никто больше!
- Но почему?!
- Потому что я не идеальна, я такая, как он.

@музыка: Тихо

@настроение: Лирическое

@темы: Творчество

14:54 

Излите вдохновения

Во мне не достаточно ни света, ни тьмы, и я тянусь к полумраку
Я ЛЮБЛЮ

«Я люблю!» - шептали ее губы, когда она стояла у огромного, во всю стену, окна и смотрела на вяло текущую жизнь ночного тихого микрорайона. - «Я люблю!»
Где-то вдали ползли потоки машин, освещенные по бокам придорожными фонарями, и светившие разноцветными фарами. Не зажигая свет, она отошла от окна и взяла с полки мобильный. Он казался горячим в похолодевших и онемевших руках. Одно нажатие кнопки - и длинные гудки, тянущиеся мгновения, и срыв вызова. Девушка сжала телефон крепче в ладони.
«Я люблю, слышишь, Я ЛЮБЛЮ!!!» - и две слезинки покатились по щекам.
Эти слова упали в тишину со звоном монеты, когда та касается мраморного дна фонтана, но вновь ответом была лишь тишина, ничто не шевельнулось внутри нее, ничто не шевельнулось в окружающем ее воздухе. За окном, по-прежнему, пустота, а вокруг — тишина.
«Я люблю!» - и ничего не изменилось. Она все так же стоит у большого окна, а холод по капле забирал ее тело. Он уже добрался чуть выше локтя, почти обнимал за плечи. Она села на подоконник: стоять не было сил, пол был чем-то нетвердым, уходящим из-под ног. Она обняла свои плечи, дрожала.
«Я люблю! Я люблю! Я люблю!» — эта фраза уже становилась бредом, навязчивой идеей. - «Я люблю!» - и закрылись зеленые глаза, но напрасно: внутри — пустота.
«Я люблю! Я люблю! Я люблю!» никто не услышил. Она снимала резики с огненно-рыжих роскошных волос движением руки, и зажала два синих шерстяных кольца в кулак. Слезы были уже горячее щек и обжигали их. Она вернула телефон на место.
«Я люблю!!!» — все тихо. Вот уже дрожат побледневщие губы, вот уже тяжело и больно дышать. Вдох — боль. Выдох — пересохло в горе. Из последних сил она в первый и последний раз шепчет отрывки молитв.
«Я люблю!», но и Бог не помог. Все реже бьется сердце. Все реже, но бьется. Все реже, все реже, но бьется. Она не хочет ждать, пока оно замрет. Ведь через мгновние оно застучит вновь, навсегда застучит — навечно. Только она станет другой, только она умрет. Только она станет такой, какой должна была быть. Но не на ЭТОМ свете.
Она, обнаженная, встает на подоконник, хотя нет сил, держась за раму, распахивает его. Прекрасный, идеально сложенный, силут предстает темноте. Всего лишь три минуты. Раз...
«Я ЛЮБЛЮ!!!» - последняя, перед полетом попытка, но — тихо.
Глаза ее закрылись, чтобы не видеть полета, Боль все сильнее, и Город готов был принять ее бренное тело. Ей лишь надо податься вперед. Два.
Она разочарованно молчала. Слово "три" уже не должно сорваться с губ. Осталось только отпустить руку...
"Пора!", но в прихожей — шаги, сзади — шорох. Ей легче дышать.
«И с тобой ничего не случится»! - Парень с васильковыми глазами снял девушку-оборотня с подоконника и положил на кровать.

@настроение: отрешенное

@темы: Творчество

Noticias da minha vida - новости моей жизни

главная